Опубликовано в еженедельнике “Русская мысль”, № 4407,  2 - 8 мая 2002 года.

Михаил Виноградов

Александр Лебедь родился 20 апреля 1950 г. в Новочеркасске, в рабочей семье. Работал грузчиком, шлифовальщиком. В 1969 г. поступил в Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище. В 1981-1982 гг. командовал первым батальоном 345-го отдельного парашютно-десантного полка в Афганистане. В 1985 г. окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе. В 1986-1988 гг. был заместителем командира воздушно-десантной дивизии в Пскове. С 1988 г. - командир Тульской воздушно-десантной дивизии, неоднократно направлявшейся в «горячие точки» (Тбилиси, Баку). С 1991 г. - заместитель командующего Воздушно-десантными войсками. В 1992-1995 гг. - командующий дислоцированной в Приднестровье 14-й российской армии. В 1995 г. созданный Юрием Скоковым и Александром Лебедем блок «Конгресс русских общин» не преодолел 5-процентный барьер на выборах в Госдуму, но Лебедь избирается депутатом по одномандатному округу. На президентских выборах 1996 г. занимает 3-е место, получив 14,7% голосов. В июне-октябре 1996 г. - секретарь Совета безопасности РФ. С декабря 1996 г. - председатель Российской народно-республиканской партии. Имел двух сыновей, дочь, пятерых внуков.

Погиб генерал Лебедь

28 апреля на юге Красноярского края произошла авиакатастрофа. Вертолет с 20 пассажирами на борту, отправлявшимися на открытие новой горнолыжной трассы, упал, задев провода линии электропередач. 8 человек погибли, остальные получили ранения и находятся в больнице. В числе погибших оказался Александр Лебедь - губернатор Красноярского края, бывший секретарь Совета безопасности России, «бронзовый призер» президентских выборов 1996 года. По решению семьи Лебедь будет похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Два генерала

Александр Лебедь, очевидно, войдет в российскую историю как человек, имевший в жизни два абсолютно разных образа. С одной стороны - генерал, демонстрирующий готовность добиваться политических целей самыми жесткими средствами. С другой -достаточно гибкий политик, восприимчивый к самым разным, в том числе и вполне либеральным идеям.

Действительно, если смотреть на биографию Лебедя, он был обречен играть роль «ястреба». Десантный генерал, прошедший Афганистан, Баку, Приднестровье, который вынес из «горячих точек» подчеркнуто жесткое, подчас почти брутальное стремление заявлять себя как «крутого» человека, привносящего в гражданскую жизнь готовность к крайней - подчас немотивированной - жесткости. Не случайно образ Лебедя был взят на вооружение многими актерами (последний пример - прошлогодняя постановка в Малом театре «Горя от ума», где исполнитель роли полковника Скалозуба вызывал у зрителей очевидные ассоциации с Лебедем). 

В то же время созданию полноценного образа классического диктатора препятствовали два чудом не уничтоженных за годы военной карьеры качества Лебедя – незаурядность (которая нередко в политике позволяла генералу оказаться выше окружающей его пошлости) и гуманизм. Многое в биографии и действиях Лебедя не позволяло ему стать российским Скалозубом. Еще в 12-летнем возрасте он пережил трагедию, поставившую под сомнение веру в «человека с ружьем», - расстрел демонстрации в Новочеркасске. Затем были Тбилиси, Баку, август 1991 года, со всей очевидностью показавшие неэффективность использования военной силы в сугубо политических целях. Это делает Лебедя деидеологизированным генералом. Как написал о Лебеде один из интернет-сайтов, «в отличие от «палачей» он представлял не партию, но армию, военную машину в чистом виде, без идеологических добавок. Его легко представить в любом мундире - американском, французском, британском. По случайности рождения Лебедь воевал в Афганистане, а мог - и в Алжире, и во Вьетнаме, и на Фолклендах». Впоследствии, говоря о роли в армии в российском обществе, Лебедь произнесет один из своих самых ярких афоризмов: «Как мир - так сукины сыны, а как война - так братцы». Впрочем, можно спорить о том, были ли востребованы в советской, а затем и в российской армии подобные военачальники, - не случайно Лебедю пришлось оставить военную службу. 

«Я двадцать шесть лет своей жизни посвятил тому, чтобы научиться разрушать. У меня это, видимо, здорово получалось, иначе за что Родина меня утыкала орденами?! Теперь я получаю большое удовольствие от созидания». Конечно, эти слова Лебедя были не лишены элемента кокетства, но похоже, что, облачившись в штатский мундир, он действительно не воспринял происшедшее как катастрофу, а, наоборот, почувствовал вкус совсем новой жизни, ставшей для него куда более привлекательной, органичной и счастливой. Апелляция к общественному мнению, встречи с журналистами становятся для Лебедя куда более соблазнительным допингом, нежели генеральские полномочия. Конечно, идеализировать образ Лебедя-политика не приходится, но ему каким-то чудесным образом удавалось сочетать склонность к манипуляциям и блефу с подкупающей искренностью (там, где дело не касалось сиюминутных политических комбинаций) и обаянием, что позволяло ему покорять практически любую аудиторию.

Миротворец

Реальный Лебедь во многом не походил на создававшийся им образ. Был (если верить мемуаристам) вполне корректен с подчиненными, любил сладкое и пирожные, очень трепетно относился к своей семье. Более того, он прославился не столько войнами, сколько попытками установить мир.

Дебют Лебедя в большой политике происходит в августе 1991 года. Тогда главком воздушно-десантных войск Павел Грачев долго не решается сделать выбор между Ельциным и ГКЧП и ведет двойную игру. В ее рамках он посылает в «Белый дом» своего заместителя Лебедя, который заявляет о готовности взять под охрану здание российского парламента. Впоследствии приведенные Лебедем танки маневрировали - то уходили с Краснопресненской набережной, порождая апокалиптические настроения у «живого кольца» вокруг «Белого дома», то возвращались обратно, создавая эффект единения армии с народом. Как бы то ни было, Лебедь оказался замечен новыми российскими лидерами и определен в ближайший кадровый резерв. 

«Звездный час» Лебедя наступает менее чем через год, когда он в разгар конфликта в Приднестровье прибывает в регион под именем полковника Гусева и демонстрирует готовность начать полномасштабную военную операцию против подступивших в Тирасполю молдавских отрядов. В считанные дни кровопролитные бои были прекращены, войска отведены на прежние позиции, а в Приднестровье наступает худой мир, который длится и по сей день.

Однако самым драматическим испытанием для Лебедя становится чеченская война. Принято считать, что его назначение секретарем Совета безопасности стало сигналом о готовности российских властей свернуть боевые действия на Северном Кавказе. На деле же все обстояло несколько иначе. На президентских выборах Лебедь пытается объединить вокруг себя как «державный» электорат, считающий необходимым доведение войны до победного конца, так и либералов, чье отношение к операции в Чечне было крайне негативным. Поэтому, критикуя войну в Чечне как таковую, Лебедь давал весьма расплывчатые рецепты ее прекращения. После июльской победы Ельцина на президентских выборах начинается даже новая фаза «восстановления конституционного порядка» в Чечне. Лебедь по-прежнему дает крайне уклончивые разъяснения, заявляя, что им подготовлено 14 планов мирного урегулирования в республике (в ответ на что Мовлади Удугов удачно парирует: может быть только два плана - или война, или мир). Перелом наступает в начале августа 1996 г., когда отряды сепаратистов внезапно захватывают Грозный, нанеся российской армии самое серьезное за время войны поражение. Российская власть не имеет политической воли для нового витка боевых действий, однако в то же время оказывается не готова признать поражение. Этот вакуум дает Лебедю шанс, который секретарь Совета безопасности не упускает: он вылетает в Чечню, где подписывает знаменитые Хасавюртовские соглашения. Все предшествующие колебания быстро забываются. Становится ясно, что Лебедь - не из тех политиков, для кого существуют вещи поважнее мира. Впрочем, эта категория политиков еще возьмет реванш спустя три года.

Преемник Ельцина, предшественник Путина

Лебедю не удалось до конца вписаться ни в эпоху Ельцина, ни в эпоху Путина. В обоих случаях он оказывался не способен закрепить достигнутые успехи и в результате был оттеснен более удачливыми конкурентами. Но при всей индивидуальности образа Лебедя следует признать, что как политик он имел немало общих черт с обоими российскими президентами.

В июне 1996 года Борис Ельцин создает первый в современной российской истории прецедент создания коалиции по итогам выборов, заключив перед вторым туром голосования союз с одним из кандидатов. При этом первый российский президент намекает, что теоретически готов видеть Лебедя своим преемником на посту главы государства. Тогда это выглядело как сенсация - уж больно не похожими выглядели два этих политика. Однако, как показала история, между Лебедем и Ельциным лежала не такая уж большая пропасть. Как и Ельцин, Лебедь не мог существовать без конфликтов (один из самых знаменитых афоризмов генерала: «Последним смеется тот, кто стреляет первым»). Он в такой же степени был подвержен манипуляциям со стороны окружения, был склонен постоянно менять приближенных и союзников: в 95-м – Скоков и Глазьев, в 96-м – Явлинский и Святослав Федоров, в 98-м – Березовский (которого в 96-м Лебедь называл одним из вдохновителей своей отставки; другой вдохновитель увольнения Лебедя - Анатолий Чубайс - тоже впоследствии будет заключать с генералом тактические альянсы). Наконец, деятельность Лебедя в Красноярском крае, сопровождавшаяся постоянными кадровыми потрясениями, очень сильно напоминала предпринимавшиеся Ельциным в конце 90-х постоянные смены правительств.

Впрочем, немало общего у Лебедя и с Путиным. Именно Лебедь впервые опробовал технологию «черного ящика», которая затем была использована Путиным. На президентских выборах-96 практически все заявления Лебедя были сколь «крутыми» по интонации, столь же и бессодержательными, благодаря отсутствию конкретики ему удавалось привлечь симпатии самых разных категорий избирателей. Тех же, кто пробовал без приглашения перейти в его лагерь (например, «Демвыбор России», пытавшийся активно поддержать Хасавюртовские соглашения), Лебедь демонстративно сторонился, не допуская излишнего сближения.

Красноярск: позиционные бои вместо блицкрига

1996-й год становится для Лебедя не только временем триумфа (3-е место на выборах и Хасавюртовские соглашения), но и годом поражений. Осенью 1996 года во время подготовки операции на сердце у Ельцина он пытается заявить претензии на президентский статус, однако терпит неудачу: союз Анатолия Чубайса, Виктора Черномырдина и Анатолия Куликова оказывается сильнее, Лебедь теряет пост секретаря Совета безопасности и оказывается на политической обочине (его бывший пресс-секретарь пишет в мемуарах, что в день отставки Лебедя генерал не исключал возможности своего ареста). Не найдя себе места на федеральной арене, он покидает Москву и переезжает в Восточную Сибирь. Выбор в пользу Красноярска был сделан во многом случайно - показательно, что в первых выступлениях перед сибиряками генерал порой путался, называя Красноярский край Краснодарским. Это, впрочем, не мешает Лебедю выиграть выборы и занять губернаторский пост. Расчет генерала был несложен: спустя два года предстояли президентские выборы, и ему нужны были время и площадка для подтверждения своих амбиций. Однако здесь Лебедь попадает в ту же ловушку, что и вдохновители первой и второй чеченских кампаний, - маленькой победоносной войны не получается.

В Красноярске Лебедь сталкивается с принципиально новыми для себя проблемами. Губернатор - не слишком глубоко погруженный в специфику региона - обречен на выбор. Или он полностью доверяет своей команде (но тогда существует риск, что кто-то из подчиненных добьется слишком большого влияния, как это было в Санкт-Петербурге в отношениях между Собчаком и Яковлевым). Или - чтобы предотвратить «дворцовые перевороты» - делает ставку на временные фигуры, периодически затевая кадровые чистки. Это снижает политические риски, но и уменьшает эффективность работы аппарата - ведь тогда любой заместитель понимает неизбежность своего скорого ухода и сосредотачивается на конвертации имеющихся у него административных ресурсов в финансовые, которые можно будет использовать после ухода из администрации.

Лебедь выбирает второй путь, который был ему ближе и на прежних постах, где он не был склонен заключать долгосрочные союзы. В результате меньше чем за 4 года он сменил более 40 заместителей. Его экономические успехи оказались более чем скромны: появляется бюджетный дефицит, обыденной процедурой передела собственности становятся искусственные банкротства. Вопреки предвыборным обещаниям Лебедя, так и не был принят закон об отзыве губернатора. 

Впрочем, если не считать жесткой расправы с главным оппонентом Лебедя -Анатолием Быковым, губернатор не становится «красноярским Пиночетом» и не предпринимает серьезных попыток установления в крае авторитарного режима. В отличие от многих региональных лидеров, он не занимается мобилизацией всех административных ресурсов для избрания на второй срок. Византийские приемы манипуляции собственными союзниками сочетаются с сохранением в крае вполне реальных институтов демократии, прошлогодние выборы в законодательное собрание проходят вполне цивилизованно и приводят к неудаче пролебедевских сил. Впрочем, в их рядах тоже не было единства, что давало губернатору шансы быть избранным в 2003 году на новый срок: хотя жители краевого центра так и не приняли Лебедя, на селе он по-прежнему был весьма популярен и имел теоретическую возможность добиться успеха. 

С гибелью Лебедя прежняя расстановка сил в крае оказалась опрокинута, губернаторские выборы пройдут досрочно - в августе 2002 года. Теперь противникам генерала придется показать, что они способны предъявить избирателю что-то кроме антигубернаторской риторики. Шок, который 28 апреля испытали жители края, и волна сочувствия к судьбе Лебедя (на церемонию прощания в недолюбливавшем губернатора Красноярске пришли более 40 тысяч человек), делает теперь критику его политики бесперспективной.

Москва

На главную страницу

Пишите, пожалуйста nozdb@newmail.ru